Меню
6+

Районная еженедельная газета «Омсукчанские вести»

25.02.2021 14:32 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

С тельняшкой по жизни

Автор: Анастасия Большова
корреспондент

Мы продолжаем рассказывать истории омсукчанских мужчин, посвященные интересному, сложному и неповторимому этапу в их жизни – службе в армии.

Сергей Титченко сегодня трудится старшим мастером сушильного отделения Омсукчанской золотоизвлекательной фабрики. А в далеком 2000-м, сразу после учебы в профучилище, он целенаправленно пошел служить в армию, о чем ни разу не пожалел. Признается, что это была хорошая мужская школа. Сергей служил в рядах ВМФ на Камчатке, в дивизии атомных подводных лодок, и до сих пор, сколько бы лет не прошло, не расстается с тельняшкой.

- Это гордость моя, обозначение, что принадлежу к сильным, мужественным и надежным ребятам из ВМФ. А еще это своего рода талисман, оберегает меня, — рассказывает Сергей.

Помнит до мелочей, как проходило посвящение в моряки. На борт подняли большое ведро соленой морской воды, разлили по плафонам (вместимость пол литра) и дали выпить каждому новичку.

- Очень неприятно пить соленейшую воду, но куда денешься, когда на тебя командир смотрит, вся команда смотрит, — делится Титченко. – Потом дали такой неофициальный документ, что ты посвящен в моряки. На корабле первое время был шокирован оснащением – все приспособлено так, что в качку ты можешь спокойно кушать, смотреть телевизор, слушать музыку. Там уже тогда были каналы, про которые в Омсукчане еще не слышали. Обязательно смотрели чемпионаты мира по хоккею, так как командир был поклонником этого вида спорта.

Экипажи на корабле формировали так, чтобы избежать каких-то неуставных отношений. Для этого каждый проходил очень сложное тестирование, по результатам которого и сбиралась команда. Сергей, при распределении был направлен на корабль мотористом с парнем из Комсомольска-на-Амуре, который впоследствии стал метристом.

Именно в армии он научился определять, кто есть кто, распознавать характер человека по взглядам, разговору. Там же еще больше прикипел к работе с механическими деталями, двигателями, так как на корабле был мотористом, отвечал за электромеханическую часть, поддержание оборудования в рабочем состоянии.

- Это была хорошая площадка для рациональных идей. Все начинания поддерживались командованием, и мы, конечно, этим пользовались – многое, что переделывали на корабле для облегчения работы, для большей продуктивности. Там, где стоял наш корабль, был завод, на котором работали гениальные люди – слесаря, токари. Они помогали воплощать любые идеи в жизнь. Именно там я поверил в рабочего человека, способного руками сотворить чудо, понял, что такое русская смекалка, — говорит Титченко.

Первое время было самым сложным, ведь ребята только оторвались от размеренной домашней жизни.

- Я вчера еще на дискотеки ходил в клуб, а сегодня уже живу в строжайшей дисциплине, под зорким взглядом командования, должен подчиняться, должен быстро понять, что к чему. Было, ой, как тяжело! Тем более, что на корабле совсем другая терминология: пол – это палуба, комната – каюта, ступенька – балясина и так далее. Дали всего три дня, чтобы изучить техническую часть корабля, потом сдавали экзамен, — рассказывает герой моей публикации.

Качки он пережил нормально, хотя иногда был шторм в три балла и это довольно жесткое испытание для новичков, некоторые не могли встать. Особенно, говорит, страшно, что ты не просто пассажир, ты здесь сам отвечаешь за дизельную часть корабля.

Одно из самых сильных впечатлений армии – это письма из дома, особенно первое, от мамы. У Сергея руки тряслись, когда он вскрывал конверт, говорит, даже жалко, что нынешние солдаты не испытывают таких эмоций. А в то время сотовых не было, звонили домой, когда ходили в увольнительную, с таксофона. Да и то, у родителей не было домашнего телефона, приходилось звать их через соседей. Поэтому письма оставались основной связью с родными.

- Когда первое письмо взял в руки, все нахлынуло: как соскучился по маме, по ее пирожкам, как хочу увидеть отца. И письмо, написанное от руки, это совсем иное, я прям чувствовал мысли человека, его эмоции, все это осталось на бумаге, — вспоминает Сергей.

Отдельная тема почти для всех, кто служил – это еда в армейской столовой. Так вот на корабле всегда кормили вкусно, но периодически, то один кок, то другой – увольнялись, и ребята сами вставали у плиты. Так Сергей научился прекрасно готовить.

- Любое блюдо мне подвластно: плов, борщ, омлет в духовке, рыбные стейки, а картошку так вообще могу в самых разных видах приготовить. А еще со времен службы любимым блюдом стала тюха — это хлеб с обжаренным луком. По вечерам шел как десерт к чаю. Другая тюха – это когда на хлебушек разбиваешь яйцо и быстро переворачиваешь его на сковородке.

А один раз Сергей всю команду икрой и рыбой накормил. Оказалось, он единственный умеет рыбачить в экипаже он один с Дальнего Востока. Ему дали сеть, ну и выловил он, не сходя со шлюпки 6 рыбин, выпотрошил икру и сделал «пятиминутку», а рыбу пожарил. Как весь борт был счастлив!

Вспоминается еще такой интересный случай. Время уже шло к дембелю – 9 сентября 2002 года. Вышли в море. Полный штиль. Солнце светило ласково. Часов 18 гуляли по Тихому океану. Весь день наш корабль окружили дельфины. Они стали выпрыгивать из воды и показывать матросам пируэты – прям, как в кино, было очень захватывающе!

Как и многие служившие, Сергей Титченко считает армию – хорошей школой для ребят: «Мировоззрение меняется кардинально, уходишь ребенком, юнцом, возвращаешься мужчиной. Поначалу было страшно, боялись дедовщины, тем более в то время. Пока ждали распределения в казарме на 130 человек с двухъярусными кроватями, где ты, как на ладони перед всеми – было не просто, узнавали друг, друга. Первые дни с бешеными глазами бегали, каждому в рот заглядывали. И в течение месяца уже освоились, стали понимать, что к чему. Мозги по-другому заработали, стал понимать: ты должен выживать сам. А еще в армии все наносное уходит, включается в человеке истинное. Как ты себя поставишь изначально – так и будет у тебя дальше все складываться».

Конечно, служить год – совсем не то, что надо, считает мой герой.

- Через год ты только начинаешь внедряться в эту среду. Я свой первый год и не заметил, как он пролетел. Поначалу даже голова болела от обилия информации. И вот ты ко всему привык, начинаешь вникать, а уже домой? Не правильно это, все-таки нужно два года. Через год командиры тебя начинают узнавать, понимать, через год ты можешь сесть с ними и выкурить сигарету, за жизнь поболтать, что тоже имеет значение.

До сих пор Сергей поддерживает отношения с сослуживцами, переписывается с ними, созванивается и даже ездит в гости. Говорит, что у него точно будет ночлег, если окажется в Москве, Тюмени, Новосибирске или на Алтае. С некоторыми общаются семьями, знают дни рождения детей и вторых половинок.

Толкового моториста долго уговаривали остаться служить по контракту, и все устраивало: безумно красивая природа Камчатки с шестью климатическими зонами, вулканами, необычными лесами, а, главное, люди, с которыми вместе съели ни один пуд соли, но все же тяга домой перетянула. Захотелось поработать на земле. Так и вернулся в родной Омсукчан, где прошел путь от строителя до мастера, параллельно закончил вуз, создал семью. Но нет-нет, да и снится по ночам море, не отпускает насовсем.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

5