Меню
6+

Районная еженедельная газета «Омсукчанские вести»

02.11.2020 15:07 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Только Север забыть невозможно

Автор: Галина Беркина
корреспондент

82-летний Николай Артеменко помнитгоды работы в тундре, как будто это было вчера

Николай Иванович Артеменко год назад вернулся в Омсукчан после многих лет отсутствия. Он очень скучал по этому поселку, ставшему ему второй Родиной. В редакцию «Омсукчанских вестей» мужчина принес свои стихи – простоватые и пронзительные одновременно, пробирающие до мурашек и заставляющие задуматься о жизни, о нашем прошлом.

Да, 82-летнего Николая Ивановича уже подводит зрение, но вот память и сейчас отличная, хранит все до мельчайших подробностей.

В июле 1983-го он впервые оказался в этих краях, приехал погостить к другу из Красноярского края. За плечами тогда у него был водительский стаж на самой разной технике длиною 27 лет. Конечно, такого специалиста захотели оставить у себя. И вот уже в январе 84-го Николай Артеменко получил приглашение в совхоз «Буксунда» работать на вездеходе.

Сколько километров намотал он по колымскому бездорожью! Зимой и летом, в жару и зной, порой реально опасаясь за свою жизнь, привозил он оленеводам на места выпаса скота продукты, почту, необходимый инвентарь. Это 500 километров в одну сторону и столько же в другую. Причем бригады были раскиданы по тундре, а было их девять.

- Надо все предусмотреть перед дорогой, потому что не знаешь, где застрянешь или вдруг сломаешься. При этом полностью обезопасить себя было никак. Да, мы возили с собой карабин и лыжи, но в случае поломки вездехода, далеко ты уедешь на лыжах? Зимой было полно волков, а летом – медведей. Два раза я горел – машина воспламенилась, несколько раз тонул. В общем, всякое бывало, — рассказывает Артеменко.

Но больше всего его восхищал труд оленеводов, которые в жгучий мороз топили маленькие печки в палатках, добывая дрова, откуда только возможно. На этих же печах варили еду. Условия труда такие, что сегодняшней молодежи вряд ли понять. Да и зарплата не большая.

- Вот они настоящие герои! 30 тысяч голов было стадо. Бригадиры какие умнички! Сейчас в живых остались только Константин Иванович Амагачан, Варвара Васильевна Иванова, Акулина Сергеевна Горпаня. Я им почту привозил по восемь мешков – они выписывали очень много газет и журналов – от «Молодого коммуниста» до «Вокруг света».

Осталась в памяти от тех лет одна интересная история. Николай Иванович в поездке по тундре как-то нашел авиатрассу «Аляска-Сибирь». Оленеводы рассказывали вездеходчику, что по этой трассе в Великую Отечественную войну перегоняли самолеты из Америки в Сибирь. Как-то вместе с зоотехником Артеменко отправился на базу Кедон, к которой были приписаны четыре оленеводческие бригады. Там жило человек 20. И были на базе баня, пекарня, магазин, метеостанция и аэродром.

- Аэродром большой, со всеми навигационными знаками, в свое время принимал американские «Дугласы». Там же стоял бульдозер, видимо, для расчистки взлетной полосы. Старожилы рассказывали, что строили самолет вручную. Сюда привезли для этого примерно 400 человек, скорее всего, пленных. Зимой и летом они жили в палатках. Я еще подивился, как можно без техники такую ровную взлетную полосу построить – ни одной ямки нет, — вспоминает Артеменко.

Ему также рассказали, что один самолет во время войны не долетел примерно 80 км до аэродрома, упал в лесу. На месте крушения Николай Иванович тоже побывал. От самолета остались одни фрагменты. Крылья измерил шагами – 13 метров. Двигатель уже был к тому времени снят.

В «Буксунде» Николай Иванович работал до развала совхоза, более пяти лет. Потом работал на автобазе, на сенозаготовках и еще четыре года в ВЭС, уже будучи на пенсии.

В 2000 году вместе с супругой Марией Елизарьевной Николай Иванович переехал в Саянск, а потом на Родину – в город Назарово Красноярского края. Кстати, Марию тоже помнят в Омсукчане – долгие года она работала санитаркой в больнице, в перевязочной. К сожалению, в прошлом году Марии Елизарьевны не стало. Дочь Елена забрала отца в Омсукчан. Вот так он снова вернулся туда, где помнит себя молодым и полным сил, где еще есть товарищи по прошлой работе. Мы же предлагаем читателям окунуться в творчество самобытного поэта.

Отцу моему посвящается

Я верил, ждал тебя всегда.

Мы с мамой выходили за ограду.

Мы знали, что закончилась война,

Уже никто не слышит канонаду.

Но сердце и душа зовет, зовет,

Быть может, где-то задержался по дороге…

Неумолимо время так идет,

Живого уж не встретить на пороге.

Ушла уж мать, нет брата и сестры.

Остался я один на белом свете.

Как хочется узнать, куда девался ты,

И может быть, ушел ты на рассвете.

А сколько нас сталось на Руси

Сироток с искалеченной судьбою.

Ни у кого ты милость не проси,

Мы все в войну остались голытьбою.

Я ждал, надеялся всегда.

Я ждал тебя и летом, и зимою.

Теперь уже не встречу никогда,

Я сам уже с седою головою.

А внуки просят деда показать.

Но фото нету такового.

Ты уходил, меня качала мать,

Я сам тебя не помню никакого.

Снова в тундре весна

Я выключу мотор и выйду с вездехода,

Пройдусь по тундре – тишь и красота…

Лишь крики журавлей с утра и до захода,

Да на полянах птичья суета.

Там турухтан невесту охмуряет,

А чибис ищет место для гнезда.

Вальдшнеп свою супругу поджидает –

Ведь яйца класть пришла уже пора.

Весною тундра быстро оживает.

Здесь все торопятся потомство завести,

Чтоб вырастить успеть и на крыло поставить.

И в дальние края всю стаю увести.

Что же манит их, тянет, влечет,

Этих птиц, прилетевших транзитом?

Или Родина в гости зовет,

Или Север угрюмый магнитом?

Видно, родина все-таки ждет.

Здесь прошло не одно поколенье.

Край непуганых птиц, изобилье кормов

Для них просто большое везенье.

И на будущий год снова все повторится.

Прилетят эти птицы к нам на Север весной.

Будут снова они в этой тундре гнездиться,

Чтобы осенью вновь возвратиться домой.

Вот и люди на Север, как птицы летят –

Поглядеть, поработать и пожить, сколько можно,

Но не знают они, что года пролетят…

Только Север потом позабыть невозможно….

Я помню

Я часто вспоминаю и грущу

О том, как быстро годы пролетают.

Во сне друзей по Северу ищу,

Сейчас которых очень не хватает.

Я, Слава Богу, жив, вполне здоров,

И с памятью мое. Все в порядке.

И обхзожусь пока без докторов.

И по утрам я делаю зарядку.

Я не забыл дни жутких холодов,

Когда от холода не гнутся и колени,

И сизый дым буржуек пастухов,

И пар густой с ноздрей оленей.

От снега здесь деревья, как в коронах,

Не видно птичек, не остались зимовать.

Лишь иногда появится ворона,

И та не может голоса подать.

На Севере главней всех человек,

Хоть жесткий он от холода и зноя.

Но выручит всегда и не предаст вовек.

Он ценит дружбу и знает, что это такое.

Но как не вспомнить медиков святых,

Спешащих в тундру, в ночь, на вездеходах.

У них и нет задач с собой иных,

Как провести осмотр оленеводов.

О Север, Север! Трудный ты такой,

Но души отдаем все добровольно.

Кто здесь трудился, жил, тот потерял покой,

Годами будет помнить все невольно.

Живи, поселок, ровесник мой, коллега,

Страдающий в июльскую жару,

Зимой ты словно выстроен из снега

И проморожен насквозь на ветру.

Помните нас

Судьба нам дала лишь терпенье

Да горечь утрат заодно.

Уходит мое поколенье,

А дважды нам жить не дано.

И в стройках сплошных пятилетий,

Оставшись в тени у страны,

Уходят последние дети,

Несчастные дети войны.

Мы те, кто в беде не согнулись,

В работу и жизнь влюблены.

Мы те, чьи отцы не вернулись

С последней жестокой войны.

Мы радость Победы познали,

И с нею по жизни мы шли.

Целину в Казахстане пахали

И в космос торили пути.

На севере БАМ возрождали,

Сквозь топи, тайгу мы прошли.

Магистраль из Тайшета начали

И в срок Абакан провели.

Мы строили ГЭСы, АЭСы,

Для Родины все берегли.

Но вдруг подвернулись «бесы»

И все из-под рук унесли.

Мы акций в руках не держали,

Не крали чужие рубли.

России, великой державе,

Отдали мы все, что могли.

Уйдем неизвестно, как жили,

Мы свой исчерпали лимит.

И наших не знают фамилий,

Для нас и салют не гремит.

Хотелось, чтоб лучше нас жили

И честно по жизни бы шли.

И также, как мы для России

Отдали бы все, что могли.

На этом кончается повесть…

И в жизни, в последний свой час,

Оставим вам чистую совесть

И добрую память о нас.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

9