Меню
6+

Районная еженедельная газета «Омсукчанские вести»

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Блокадный хлеб мне не забыть никогда»

Автор: Галина Беркина
корреспондент

Александр Михайлович Шварц

Многие годы прожил в Омсукчане Александр Михайлович Шварц. Сегодня история его жизни, его фото украшают «Стену памяти», изготовленную волонтерами молодежного клуба «Портал» под руководством Ивана Титченко.

Александр Михайлович – из тех, кто в тылу ковал победу, работая в Ленинграде в дни блокады. Ему тогда едва исполнилось 14 лет.

Из воспоминаний Александра Шварца:

«Наша семья жила в трех километрах от Ленинграда, в деревне Ручьи, когда радио донесло до нас горькую весть о войне. Что такое война, мы узнали в тот же день – загорелись производственные склады на окраине Ленинграда. Школу нашу сразу переоборудовали под госпиталь. До сих пор стоит перед глазами страшная картина: немецкий снаряд угодил прямо в трамвай…

Отец работал на заводе «Светлана» плотником. Как и все, другие предприятия страны, с первых дней войны завод стал работать на оборону. Всех рабочих перевели на казарменное положение. Отца видели очень редко.

С 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года длилась блокада. За 35 послевоенных лет о ней написано и рассказано много. А сколько создано кинофильмов? Нам довелось увидеть ее воочию. Далеко не все дожили до Победы, но и до прорыва блокадного кольца. Среди них был и мой отец. Он умер на своем рабочем месте. Привезли его домой на лошади в самом начале весны – в марте 1942-го.

Стало совсем трудно. Мать устроилась работать грузчиком в военизированную автобазу, куда вскоре пошли работать моя старшая сестра и я. Дома оставалась младшая сестренка.

Меня приняли учеником автослесаря. Мы занимались ремонтом машин, обслуживали «летучки» — машины, которые возили под Нарву деревянные понтоны для переправ. Работали с утра до позднего вечера, иногда прихватывали и ночи. Встречались тут с нашими бойцами, оборонявшими Ленинград. Нередко они подкармливали нас.

Поскольку мы работали в военизированной организации, нам было намного легче, чем остальным – получали паек. Но все равно тяжело вспоминать эти годы. В районе Пискаревки находились старые продовольственные склады. Мы собирали там перепревшие фрукты, перебирали их и варили кашу. За два-три километра ходили на Неву за водой. Ходили по дорогам, на обочине которых лежали ленинградцы. Их вывозили на Пискаревское кладбище, где тоже из последних сил рыли братские могилы женщины, в том числе и наша мама.

Прорыв блокады – в ночь с 18 на 19 января – запомнился навсегда: в этот день нам прибавили хлеба. Я часто бываю в Ленинграде. И не могу не вспоминать черных блокадных дней. О них не дает забыть Пискаревское мемориальное кладбище. О них напоминают таблички, извещение о том, что «эта сторона улицы наиболее опасна при артобстреле». Не дает забывать о них наша память. В Музее истории Ленинграда (около Конюшенной площади) я долго не мог оторвать взгляда от маленького ссохшегося кусочка блокадного хлеба под стеклом…»

В 16 лет Александра Шварца наградили медалью «За оборону Ленинграда», в 18 лет медалью «За Победу над Германией».

В 1950 году он приехал на Север, где ни один десяток лет проработал в Омсукчанской ГГП Дукатской экспедиции.

Вспоминая годы войны, Александр Михайлович всегда говорил: «Не напрасными были все наши лишения и муки. Нелегкой ценой досталась Победа. Тем больше у нас оснований ценить и крепить мир на земле, чтобы не пришлось нашим детям переживать то, что выпало на долю нашего поколения».

Обращаемся к жителям района: ждем истории о ваших родных, ковавших Победу в тылу или на фронтах Красной Армии. Пишите, звоните нам по тел. 91-2-41.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

5