Меню
6+

Районная еженедельная газета «Омсукчанские вести»

29.07.2019 12:17 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

К 65-летию Омсукчанского района: Галимый

Автор: Тамила Володина

Сейчас в поселке уже никто не живет

Мы продолжаем публикации из цикла: "Рождение и судьба поселков" геолога, нашего бывшего редактора Тамилы Володиной. В прошлый раз она рассказала об истории и людях Дуката. Сегодня речь о ныне несуществующем поселке Галимом. Далее — от первого лица.

Поселок Галимый, рожденный в оловянную эпоху района, познал весь трагизм ГУЛАГа и этим отличался от моего Дуката. Впервые побывала в нем в 1975 году проездом. Все великое и трагичное, происходившее на этом небольшом клочке колымской земли, ушло в прошлое, оставив следы в душах и памяти людей. Следы были и в поселке: кладбище с безымянными могилами с железными бирками на подгнивших колышках, бараки, производственные строения... Но они не мешали нормальной жизни поселка того времени.

В восприятии любого события, места, населенного пункта много личностного. Поэтому мой Галимый может в чем-то отличаться от Галимого официального или же Галимого глазами другого человека.

Яркие кусты ириса

1975 год. Поездка по трассе Омсукчан – Галимый – Пестрая дресва. Выехали в пятницу во второй половине дня. Впереди два выходных. Первая остановка где-то на 7-8 километре от галимыйского моста – шедевра деревянного мостостроительного искусства. Разбрелись по склону.

Раздвинув очередной куст стланика, замерла... На каменной осыпи как будто был небрежно брошен зеленый ковер, а на нем кусты ириса с яркой голубизной цветов и серебром листьев, – в лучах заходившего солнца... Всегда, когда появлялась возможность, я проведывала их. И вот, спустя несколько лет, увидела, как кто-то неосторожно или утехи ради «поранил» кусты и траву, проехав по ним трактором. Как могла, восстановила нарушенное, и, спустя год, они зацвели. Этот момент запомнился, и всегда при упоминании Галимого, всплывает в памяти.

Почему Галимый?

Второй раз побывала уже в самом поселке. Визит был протокольный. После назначения главой администрации Надежда Григорьевна Соловьева (управделами администрации района) представляла меня коллегам. С нами была уже знакомая мне глава администрации поселка Омсукчан Вера Александровна Курипко. На заснеженном крыльце администрации нас встретила ее обаятельная хозяйка Наталья Михайловна Шумилкина. Многое узнала о поселке, его людях, истории. Захотелось поглубже изучить ее.

Первые маршруты геологов, открытие месторождения, строительство рудника, прииска... Перечисленные события – кирпичики в фундаменте поселка. А считать ли конкретной датой его рождения – появление первых палаток геолога Павлова или начало строительства, думаю, не так уж важно. Официально статус поселка «Галимый» приобрел в 1954 году, когда на смену лагерной Колыме пришла советская власть.

История названия поселка тоже неоднозначна. Один из ведущих геологов Колымы Петр Васильевич Бабкин в своей книге связывает его с характеристикой рыхлых отложений ключа, который опробовал рабочий – промывальщик, украинец А.Корда в партии Ф.Ф.Павлова.

– Голимый касситерит, – воскликнул он, показывая лоток коллектору. Отсюда название ключа – Галимый. Некоторые считают источником гальку, другие – эвенское слово «голим» – дровяное место. Наиболее романтичная версия – присутствие в лагере прекрасной Галимы. Где истина, нам уже никогда не узнать.

Интересны воспоминания Владимира Борисовича Цукера, которыми он поделился с корреспондентом газеты «Омсукчанский рабочий» в марте 1972 года:

– Март 1941 года – дата моего прибытия в Омсукчан после окончания университета. К тому времени была построена обогатительная фабрика № 7, позволившая начать на месторождениях «Индустриальный», «Хатарен» эксплуатационные работы. Одновременно развивался и рудник «Галимый». Сначала здесь добывала олово маленькая фабрика № 14. Сейчас даже трудно

представить, как такое сооружение могло давать металл (и, тем не менее, ее производительность сто тонн руды в сутки): построено оно было из жердей и обложено мхом. Потом получили проект на строительство обогатительной фабрики №14-бис, но строили ее уже без меня...

14-бис

В начале ноября 1941-го было открыто движение по проложенной просеке Пестрая дресва – Омсукчан, что дало возможность ускорить строительство фабрики 14-бис. Ее проектная производительность – триста тонн в сутки. Для обеспечения фабрики необходимым количеством руды реконструировали рудник «Галимый». Согласно проекту, добыча руды на нем должна быть увеличена в два-три раза.

Наращивается оловодобыча, приезжают люди, строится поселок. В 1947-м рудник «Галимый» вошел в число главных в области по добыче рудного олова, а в 1948-м угольный разрез – в пятерке основных на Колыме.

Когда точно в поселке был организован лагерь – не знаю. Но по косвенным сведениям – в 1946 году, когда большая часть вольнонаемных была вывезена с Колымы. Замена их произошла за счет заключенных. Тысячи людей в лагерях испытывали жестокую нужду в продовольствии, теплой одежде. По состоянию на 1950 год обеспеченность заключенных жилой площадью в лагерях Омсукчана составляла чуть более одного квадратного метра на человека.

Выгнали, не выдав ни копейки

Кто-то из друзей принес сборник стихов А. Александрова. Автор был узником в лагере Галимого. Начиная с декабря 1948 года и по 24 марта 1951-го обозначено место написания стихов: Галимый, лагерь. Последующие, датированные апрелем 1952-го и позже, написаны в котельной поселка. В ней Александров провел первую ночь на свободе, так как иного места не было.

«Выгнали, не выдав ни копейки,

Даже не позвав перекусить.

Животу свободно в телогрейке...

Милостыню, что ли попросить?»

Его освобождение было связано с общим состоянием колымских лагерей, что привело в 1950 году к началу досрочного освобождения заключенных и «закреплению» их за предприятиями. Началась ликвидация лагерной Колымы.

То, что лагерь в поселке был ликвидирован в начале шестидесятых, я узнала из письма учительницы Е.И. Исаковой к ученикам Галимыйской школы (1979-й), которое нашла в краеведческом музее:

«В январе 1952 года я приехала в Галимый, куда мужа после института направили работать на фабрику 14-бис. В зимнее время сообщение с Магаданом было только самолетом, летом – морем через бухту Пестрая дресва.

В Галимом в те годы заканчивал работу прииск, работали: рудник, фабрика, угольное предприятие. В поселке было мало вольнонаемных рабочих. В основном жили люди, которые имели большие сроки заключения и после освобождения из лагеря были лишены права выезда на «материк». Позже эта категория переселилась в другие поселки, многие получили возможность уехать.

На предприятия стали приезжать специалисты, рабочие, служащие. Появилась потребность в жилье, детском саде, школе... Школу открыли в 1952-м и называлась она так: «Галимыйская начальная школа Северо-Эвенского района Хабаровского края».

Постановлением Магаданского Совнархоза от 23.02.62г. рудник «Галимый» реорганизован в Омсукчанское рудоуправление, в состав которого вошли: рудники «Невский», «Охотничий», участки «Галимый» и «Труд», и фабрика 14-бис. В этот период добывали максимальное количество металла. Среднее содержание в руде было самое высокое, а цена олова самая низкая по Магаданской области.

Именно об этом периоде рассказала мне жительница Дуката Антонина Яковлевна Парамонова:

– Я начала работать на фабрике в 1969 году шихтовщицей, потом на «металлокассе». Работа была тяжелой, много ручного труда. Но труд, о котором рассказывали старожилы, был еще тяжелее.

Все как будто состоялось, но годы жизни, связанные с фабрикой, не отпускают и остаются самыми яркими. Вспоминается коллектив, в котором ее уважали, чистый и ухоженный поселок и его жители, которые умели не только работать, но и отдыхать. Эти люди выбрали ее в 1977 году депутатом областного совета.

– Основным наказом для меня, депутата (была я им два созыва подряд), – поминала Антонина Яковлевна, – было строительство школы в Галимом. Школу построили, но к тому времени я уже уехала из поселка. Правда, остались родственники – сестра Нина Ивановна Байрамова с мужем, работавшие на фабрике до ее закрытия.

1970 год был самым неблагоприятным для района по оловодобыче. Она оказалась самой низкой по сравнению с предыдущими годами. Большинство месторождений было отработано, рудники закрылись. Обогатительная фабрика 14-бис осталась единственной в комбинате, а план металла нужно было выполнить и ежегодно наращивать его.

Началось изыскание всех внутренних резервов производства, совершенствование технологии, внедрение новой техники и научных разработок. Эта работа продолжалась с 1971 года по 1986-й. Было сделано все, чтобы будущее предприятия было достойным, работалось чуть легче, чтобы труд приносил больший результат...

Как счастливы были мы тогда!

24 февраля 1986 года навсегда остался в памяти галимыйцев. Строители, обогатители и горняки сдавали после реконструкции Галимыйскую обогатительную фабрику 14-бис. Этому событию посвятили торжественный митинг. Настроение всех, кто строил новую фабрику, и тех, кому предстояло на ней работать, было праздничным. Нина Ивановна Байрамова, спустя восемнадцать лет, до мельчайших подробностей помнит это событие:

– Запуск фабрики был для нашего коллектива большим и радостным событием. Ее старый корпус не отвечал требованиям времени. Новое здание позволяло улучшить условия труда обогатителей. Как счастливы были мы тогда! В помещении тепло, не так шумно, как раньше — все условия для работы. Но спустя три года, 1 января 1989 года фабрику закрыли, затем передали старателям, а после и вовсе разрушили...

Наталья Николаевна Гайдаржи пришла работать на фабрику 14- бис в июле 1973 года. Ее служебная лестница – весовщица, мастер смены, главный инженер (назначена 25 июня 1987 г.).

– На мою долю выпала горькая участь передать старателям фабрику, где все было родным и знакомым. А затем видеть ее разрушение. Эта боль не утихла с годами, — вспоминала она.

Осталось в поселке единственное предприятие – угольная шахта. Имея свой уголь, район был застрахован от многих форсмажорных ситуаций, но... Со слов главы поселка Людмилы Александровны Воронковой:

– 1999-й был тяжелым для галимыйцев. Последнее градообразующее предприятие, шахта, «приказала долго жить».

Вслед за этим потянулась цепь неприятных для жителей событий: закрыли одиннадцатилетнюю школу-красавицу, осталась «трехлетка», разместившаяся в одном здании с администрацией и детским садом. В другое помещение переведен Дом культуры, славившийся самым красивым в районе дискозалом.

Для меня родным всегда был серебряный Дукат. При этом по роду своей работы, я имела возможность знакомиться с жизнью других поселков, участвуя в разных официальных и неформальных встречах, беседуя со старожилами. Многое узнала из документов школьных музеев, геологических отчетов.

Вместо шахты начал работать угольный разрез «Омсукчанский». Судьба его тоже непростая. Уголь месторождения, обогревавший район с сороковых годов, пытаются представить непригодным для котельных района. А может непригодны котельные?..

Грустно, но все закономерно. Галимый повторяет судьбу других поселков, которые возникали в окрестностях рудников и исчезали с закрытием последних: это поселки Индустриальный, Невский, Турман, Аякс и другие.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

153