Меню
6+

Районная еженедельная газета «Омсукчанские вести»

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

К 65-летию Омсукчанского района: "За все тебя благодарю!"

Ю.Ю. Диденко, П.Д. Товчко и журналист Т. Богданова в день путча 19 августа 1991 г. в шахте "Омсукчанская"

Начитавшись в детстве Джека Лондона, я мечтала увидеть Север наяву. И судьба подарила мне такой шанс, поселив меня, молодого специалиста, недавно закончившего журфак университета, в одном гостиничном номере с магаданским журналистом Верой Тихменевой, приехавшей в Минск в служебную командировку. Узнав о моей мечте, она тут же написала адреса тринадцати районных газет Магаданской области и Чукотки. Я отправила туда письма, и 13-й по счету ответ пришел из редакции газеты «Омсукчанский рабочий» (ныне «Омсукчанские вести»). Он стал судьбоносным. И счастливым!

К 65-летию Омсукчанского района

Молодая, смелая, дерзкая, наивная и романтичная, я отправилась в неведомый край, не сомневаясь в том, что делаю правильный выбор. Это было как будто вчера…

1986 год. Поздний ноябрьский вечер. Утопающий в морозной туманной дымке Омсукчан. Сугробы чистейшего белого снега, в котором отражается бездонное и беззвездное небо. «Ну вот я и дома», – первая мысль, когда вышла из маленького ПАЗика, заваленного доверху чемоданами и сумками, протащившего нас, пассажиров, по безмолвной и безлюдной Колымской трассе 18 часов.

Домом Омсукчан стал для меня на 27 лет. И на всю оставшуюся жизнь!

…В моем журналистском багаже много разных интересных встреч, ярких впечатлений. Но особенно запомнились четыре дня, проведенные в гостях у геологов Центрального поискового отряда Дукатской геологоразведочной экспедиции и день путча – в подземелье.

В гостях у геологов

В конце июля 1991 года отправилась туда вместе с геологом Тамилой Петровной Володиной. В живописном месте, среди деревьев и кустарников, стояли две палатки с окошками, напоминавшие деревенские домики. Внутри – столики, лежаки, печка. Все сделано руками геологов. Во дворе – умывальник, гора дров.

Меня, нежданную гостью, геолог Константин Павлович Комишный и студент Алма-Атинского политехнического института (второй год работавший с Комишным и Володиной) Саша Мартышев встретили радушно. Накормили очень вкусной ухой.

Я рвалась в маршрут, но услышала: «Только завтра. Если не будет дождя».

А вечером с Сашей пошли на рыбалку. Сколько радости принесла мне она, хотя ни одного хариуса так и не поймала.

Смешно вспоминать теперь, как всю ночь ежилась от холода, неправильно завернувшись в спальный мешок, и недоумевала, почему Тамила Петровна говорила, что в нем можно спать даже в снегу.

Центральный отряд, которым она руководила, вел поисковые работы в пределах Новоджагинской вулканоструктуры (туда входили междуречья Кэна и Джагына). Это была перспективная площадь выявления серебряных месторождений. Опережающая геохимия уже выдала сведения об обнаружении на ней аномалий, и третий год отряд проходил маршруты, прослеживая жилы с рудным содержанием.

Но меня мало интересовали тонкости проводимых геологами исследований, больше привлекали их каждодневный (далеко не романтический) труд, жизнь на отдаленном участке.

В свой первый в жизни геологический маршрут к верховью ручья Каменистого отправилась вместе с Костей. Сначала дорога радовала: на ходу срывала сочную спелую голубику, щелкала орехи стланика. Но затем навалилась усталость, в гору подниматься стало все труднее. Взмокла и не замечала уже ничего, кроме мелькавшей впереди белой Костиной шапочки. Правда, усталость компенсировали забавные истории, дельные советы терпеливого попутчика.

Вернулись на базу, к месту стоянки, поздно вечером. «Завтра с нами, наверное, не пойдете?», – спросила Володина.

Зная о том, что завтра снова будут надоедливые комары, холодный ветер, налитые свинцовой тяжестью ноги в «болотниках», что буду шарахаться от каждой выпорхнувшей из-за куста птицы, боясь медведя, я сказала: «Пойду».

Во второй маршрут пошла с Тамилой Петровной и Сашей. Мы основательно исколесили сопки, и я мечтала только о том, чтобы поскорее вернуться в палатку и отдохнуть. Но в том маршруте увидели в стланике, неподалеку от нас, большого лося. Сохатый тоже увидел нас. И не убежал: с достоинством опустился в траву, грациозно наклонив голову. Как будто чувствовал, что мы ему не причиним вреда.

Сашу-охотника обуял азарт. Он быстро спустился с сопки и подкрался к кустарнику, где отдыхал таежный красавец. Но тот, поднявшись, спокойно пошел вверх по тропе. Уходил не спеша, дав возможность нам близко полюбоваться им.

… Впервые свой день рождения тогда, в 1991-м, я встретила в поле. Проснулась утром от веселого голоса Тамилы Петровны: «С днем рождения!» Ее подарок – не просохшие от росы букетики иван-чая и желтых маков – украсили нашу палатку. А вот подаренные Сашей камни и «потерянный» медведем зуб увезла домой.

С грустью прощалась с уютным жилищем геологов, как будто знала: «Не повторяется такое никогда». Но память бережно хранит те четыре дня в гостях у геологов. Такие теплые, солнечные, счастливые.

День путча – в подземелье

У меня есть фотография, на которой я запечатлена в шахтерской экипировке. Спецодежда, сапоги, каска со светильником, самоспасатель… На обороте фотографии сделана памятная надпись: «19 августа 1991-го. В день путча».

Хорошо помню тот жаркий летний день, когда впервые спустилась в «подземку» шахты «Омсукчанская». В забой отправились вчетвером: заместители главного инженера по горным работам и технике безопасности Юрий Юрьевич Диденко и Павел Дмитриевич Товчко, фотокорреспондент «Омсукчанского рабочего» Юрий Мальчук и я.

- Спустились в преисподнюю, – пошутил Юра, когда очутились в забое, освещаемом только нашими маленькими лампочками.

Ограниченная «рамка» пространства под землей, в темном сыром туннеле с разжиженной горной массой под ногами, действовала угнетающе. Но вот впереди зажглись другие лампочки. Бригада горного мастера С.В. Филатова вела проходку нового ствола. По многолетним мерзлым породам было пройдено двести метров. Постоянный приток воды из-за оттайки пород, по которым проводилась выработка, очень сильно затруднял ведение горнопроходческих работ. И, несмотря на то, что вода постоянно откачивалась насосами, техника не справлялась с горной стихией. Однако чтобы вскрыть нижележащий пласт, нужно было настойчиво продвигаться вперед. Что и делали шахтеры.

Подниматься вверх, возвращаться «на землю» оказалось труднее, чем спускаться вниз. А ведь шахтеры проделывали этот путь ежедневно, уставшие после тяжелого физического труда.

На вторую экскурсию – по конвейерному стволу действующего горизонта – мне идти совсем не хотелось, но отказаться было неловко, поскольку сама просила Юрия Диденко показать «всю шахту».

После небольшого перекура экскурсия продолжилась. В шахте шла реконструкция (менялся главный конвейер, люди занимались монтажными работами). Шестьсот метров прошли по наклонному стволу – по главным выработкам действующего и вновь вводимого горизонта.

Пока мы находились в подземелье, в нашей стране произошел реакционный переворот – власть захватил ГКЧП. Узнали об этом, зайдя в красный уголок, где собрались шахтеры. Все молчали, и только из телеящика доносилась классическая музыка. А затем на экране появились путчисты. И зловещая напряженность повисла в воздухе. Никто ничего не говорил, с замиранием сердца слушая речи самозваных «спасителей» народа. Затем снова – музыка из «Лебединого озера»…

Тот государственный переворот «увековечил» нашу экскурсию по шахте. «Прошлое мешая с настоящим, ты глядишь, как в зеркало, в года…»

Я с тобой не прощаюсь…

Время летит так быстро! И вот уже Омсукчанский район справляет 65-летие. Любимый, родной, единственный, самый лучший на свете, я скучаю по тебе… Тем, кто рвется туда, где «трава зеленее и небо голубее», говорю: не спешите уезжать, не покидайте Омсукчан! Не только бытие и быт определяют наше сознание, нашу сущность. Мы, колымчане, другие, не такие как все, нам мало одного хлеба насущного…

Омсукчан. Ты моя молодость и зрелость, мой бунтарский дух и смирение, мой бесконечный поиск счастья, мои бессонные ночи «единого слова ради», мои лучшие стихи, моя вера, моя надежда, моя любовь. Мое прошлое и настоящее. Все самое лучшее, что у меня есть, дал мне ты. Ничего, кроме ответной любви, не потребовав взамен. Когда мне больно и хочется плакать от бессилия что-либо изменить в своей нынешней жизни, я вспоминаю тебя. И сразу появляются силы!

Ты научил меня мужеству, стойкости, терпению. Ты столько в меня вложил, столько всего показал, рассказал, объяснил и столько сделал доброго – доверчиво, открыто, бескорыстно, щедро – что забыть тебя и вычеркнуть из памяти невозможно.

Я обнимаю тебя всей душой, всем сердцем! За все тебя благодарю! И – не прощаюсь с тобой.

С любовью, Татьяна БОГДАНОВА.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

13